Нейроэндокринный рак поджелудочной железы

Лечение нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы



Нейроэндокринная опухоль поджелудочной железы и ЖКТ является аденомой либо неоплазмой, которая характеризуется избыточной гормональной активностью клеток, из которых состоят внутренние органы, что приводит к нарушению межуточного обмена.

Оглавление:

Источником новообразований предстает структурный элемент диффузной нейроэндокринной системы, который включает в себя клетки, синтезирующие пептидные гормональные вещества и биогенные амины, объединенные под термином «APUD-системы».

Клетки этой системы называются апудоцитами, они являются гормонально активными, могут захватывать предшественников аминов, декарбоксилировать и синтезировать амины, которые нужны для продуцирования и регулирования гормональных пептидов.

Современной науке известно больше 20 типов апудоцитов, которые располагаются в центральной структуре организма (гипоталамус и гипофиз), в периферической части нервной системы, в желудке, 12-перстной кишке, поджелудочной железе и других отделах ЖКТ.

Что такое нейроэндокринная опухоль?

НЭО поджелудочной железы в медицинской практике называют опухолью островковых клеток. Такие виды опухолевых новообразований являются достаточно специфичными, поэтому в эндокринологии требуют отдельного рассмотрения.



В ПЖ существует два вида клеток – эндокринные и экзокринные. Первая группа клеток способствует выработке нескольких типов гормональных веществ – они обеспечивают контроль определенных клеток либо систем в человеческом организме. Например, гормон инсулин регулирует концентрацию глюкозы.

Данные клетки группируются вместе в небольшие островки по всей ПЖ. Их называют клетками Лангерганса либо островковыми клетками. Новообразование, которое локализовалось в этих местах, называют опухолью островковых клеток. Другие названия – эндокринное новообразование либо НЭО.

Клетки в экзокринной части органа вырабатывают ферменты, высвобождающиеся в тонком кишечнике. Они направлены на облегчение процесса переваривания пищи. Большая часть ПЖ состоит из небольших каналов с маленькими мешочками, в которых располагаются эти клетки.

Нейроэндокринные опухоли бывают доброкачественной природы (не рак) либо злокачественного характера (рак). Если диагностика показывает злокачественное новообразование, то говорят об эндокринной онкологии ПЖ либо инсуломе.

Нейроэндокринная опухоль ПЖ возникает намного реже, чем опухоль экзокринных клеток, при этом имеют лучший прогноз выживаемости пациента.

Классификация НЭО поджелудочной

В медицинской практике НЭО различается в зависимости от места расположения. Если опухоль возникла в пищеварительном тракте, то диагностировать патологию на ранних этапах практически не реально, пока новообразование не даст метастазы в другие органы.



Поджелудочная железа человека состоит из частей – головка, хвост и тело. При опухолях в этих областях нарушается секреция гормонов, развиваются негативные симптомы. Если объективно, несмотря на развитость науки, диагностировать такое заболевание крайне сложно.

В зависимости от места локализации у пациента возникают симптомы. Они значительно отличаются. Соответственно, дальнейший лечебный курс обусловлен многими аспектами – расположение, размер образования и пр.

Нейроэндокринные функциональные опухоли ПЖ, которые встречаются чаще всего следующие:

  • Гастриномой называют новообразование, локализующееся в клетках, которые синтезируют гормон гастрин. Это вещество способствует выходу желудочного сока, помогает переваривать пищу. При опухоли возрастает содержание желудочного сока и концентрация гормона. Гастринома в большинстве картин локализуется в головке внутреннего органа. В некоторых картинах присутствует в тонком кишечнике. Чаще всего устанавливается злокачественная природа новообразования.
  • Инсулинома – образование, располагающееся в клетках, вырабатывающих гормон инсулин. Компонент отвечает за содержание глюкозы в организме. Это новообразование растет медленно, редко дает метастазы. Обнаруживается в головке, хвосте либо теле железы. Обычно бывает доброкачественной природы.
  • Глюкагонома. Опухоль локализуется в клетках, отвечающих за выработку глюкагона в организме. Этот компонент увеличивает содержание сахара посредством распада гликогена в печени. При высокой концентрации глюкагона наблюдается гипергликемическое состояние. Нейроэндокринная опухоль хвоста поджелудочной железы чаще всего злокачественная.

В медицине выделяют другие типы опухолевых новообразований, которые встречаются несколько реже. Они также связаны с выработкой гормонов, в том числе и с компонентами, которые регулируют глюкозу, содержание солей и жидкости.

Випома (панкреатическая холера) – новообразование, локализуется в клетках, которые вырабатывают кишечный пептид; соматостатинома является опухолью клеток, вырабатывающих гормон соматостатин.



Соматостатинома хорошо визуализируется посредством радионуклидного сканирования.

Клинические проявления в зависимости от вида опухоли

Симптомы патологического новообразования развиваются вследствие роста опухоли и/или из-за нарушения выработки гормонов. Некоторые виды опухолей не свидетельствуют о своем развитие какими-либо симптомами, поэтому диагностируются на последних стадиях, что приводит к неблагоприятному прогнозу.

Образования в ПЖ нефункционального характера могут расти продолжительный период времени, при этом отсутствуют выраженные симптомы. Они способны распространяться на другие внутренние органы. К основным признакам относят нарушение работы пищеварительного тракта, понос, болезненные ощущения в области живота либо спины, желтушность кожного покрова и склер органов зрения.

Симптоматика функциональных опухолей ПЖ обусловлена типом гормонального вещества, концентрация которого неуклонно увеличивается из-за роста новообразования. При высоком уровне гастрина наблюдаются такие симптомы:

  1. Рецидивирующая язвенная болезнь желудка.
  2. Болезненные ощущения в животе, отдающие в спину. Боль наблюдается постоянно либо возникает периодически.
  3. Длительный понос.
  4. Желудочно-пищеводный рефлюкс.

На фоне высокой концентрации инсулина развивается гипогликемическое состояние (низкое содержание глюкозы в организме). В свою очередь гипогликемия ведет к головным болям, головокружениям, слабости, нервным расстройствам, повышенному потоотделению. Также пациенты жалуются на учащенное биение сердца и пульса.

При стремительном росте глюкагона выявляются клинические проявления:


  • Высыпания в области лица, живота и нижних конечностей.
  • Повышение глюкозы в организме, что приводит к головной боли, увеличению удельного веса мочи в сутки, сухости в ротовой полости и кожного покрова, голоду, жажде, постоянной слабости.
  • Образуются сгустки крови. Если тромбы локализовались в легких, то это приводит к одышке, кашлю, болезненным ощущениям в груди. При расположении тромбов в верхних или нижних конечностях присутствует болевой синдром, отечность рук либо ног, гиперемия кожного покрова.
  • Нарушение работы пищеварительного тракта.
  • Снижение аппетита.
  • Боль во рту, образование язвочек в уголках рта.

При повышении кишечного пептида проявляется постоянный понос, что приводит к обезвоживанию с сопутствующими признаками – постоянное желание пить, уменьшение мочи, сухость кожных покровов и слизистой во рту, частая головная боль и головокружения, общее недомогание.

Лабораторные анализы показывают снижение концентрации калия в крови, что провоцирует слабость мышц, ломоту, судорожные состояния, онемение и покалывание конечностей, частое мочеиспускание, быстрое биение сердца, боли в животе и потерю веса неизвестной этиологии.

При росте уровня соматостатина основные симптомы – гипергликемия, понос, присутствие жира в кале, камни в желчном пузыре, желтушность кожного покрова и белков глаз, потеря массы тела.

Лечение опухоли ПЖ

При лечении нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы требуется хирургическое вмешательство. Операция называется гастрэктомия. Однако оперативный путь имеет свои сложности, что обусловлено множественными новообразованиями, которые бывают доброкачественной и злокачественной природы.

В некоторых клинических картинах объем оперативного вмешательства сложно предсказать, поэтому ход медицинской процедуры определяется по факту – после того как хирург приступил к операции.



Своевременно распознать клинические проявления опухоли ПЖ, соответственно, начать адекватную терапию, может только опытный доктор. Но новообразования встречаются относительно редко, поэтому не всегда удается диагностировать болезнь на раннем этапе.

Если опухоль быстро растет, при этом выявляется низкая степень ее дифференцирования, то пациенту назначают химиотерапию. Во время медицинской манипуляции используются следующие лекарственные препараты:

Иногда требуется введение синтетического гормона соматостатина, то есть, осуществляется гормональная терапия. Схема терапии пациента, дозировки лекарственных препаратов, кратность их введения – все строго индивидуально. Мощное лечение назначается только после глубокой диагностики, учитываются множественные критерии.

Результативность химиотерапии небольшая. Статистика отмечает, что положительный эффект достигается в 15-20% случаев. Если химиотерапия дала положительный результат после нескольких курсов, то пациент сможет прожить от 2 до 9 лет.

Помимо химиотерапии назначаются другие медикаментозные препараты, которые ориентированы на снижение тревожной симптоматики. Выбор лекарства зависит напрямую от клинических проявлений. Доктор может назначать препараты:

Когда не наблюдается благоприятного результата вследствие химиотерапии, то возникает вопрос о хирургическом вмешательстве. В современной медицине стараются использовать максимально эффективные методы. Один из них – это радионуклидное лечение.

Шанс на полное выздоровление (прогноз) зависит от множества аспектов: типы раковых клеток, место локализации новообразования, наличие/отсутствие метастаз, сопутствующие болезни, возрастная группа больного. Наиболее благоприятный прогноз у дифференцированных опухолей не более двух сантиметров, которые не дали метастаз в лимфатические узлы и печень.

Об опухолях поджелудочной железы рассказано в видео в этой статье.

Источник: http://diabetik.guru/info/nejroendokrinnaya-opuhol-podzheludochnoj-zhelezy.html

Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы

К нейроэндокринным опухолям поджелудочной железы относятся инсулинома, гастринома, випома, глюкагонома, соматостатинома.

Инсулинома

Инсулинома является самой распространенной нейроэндокринной опухолью поджелудочной железы. Она характеризуется триадой Уиппла: гипогликемия натощак с соответствующей симптоматикой, уровень глюкозы в крови менее 50 мг/дл и облегчение симптомов после введения глюкозы. Симптомы гипогликемии возникают вследствие автономной секреции инсулина опухолью. В 90% наблюдений инсулиномы являются доброкачественными. Эти опухоли обычно небольшого размера (5 мЭкв/ч в случае выполнения операции по снижению кислотности) и отношение BAO/MAO (максимальная секреция соляной кислоты) выше 0,6 подтверждают диагноз гастриномы. Провокационной пробой выбора является внутривенная стимуляция секретином. Абсолютное повышение гастрина в сыворотке на 200 пг/мл и более по сравнению с базальным уровнем является диагностическим для гастриномы.



Первоначальное лечение гастрином состоит в снижении желудочной гиперсекреции. Замещенные бензимидазолы (ингибиторы протонной помпы) облегчили эту задачу, хотя для достижения эффекта могут потребоваться большие дозы этих препаратов. Удаление новообразований должно проводиться во всех случаях при исключении наличия метастазов. Нормализация уровня гастрина в сыворотке и излечение в отобранной группе пациентов приближается к 33%. Однако у значительного числа больных диагностируют нерезектабельную опухоль, метастатическое поражение или рецидив заболевания. У большинства пациентов для симптоматического лечения достаточно применения ингибиторов желудочной секреции и октреотида, однако в некоторых наблюдениях, у устойчивых к медикаментозному лечению пациентов, требуется выполнение операций по снижению кислотопродукции.

ВИПома

Вазоактивный интестинальный полипептид (ВИП) является наиболее вероятным продуктом нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы из островковых клеток, ответственным за синдром водянистой диареи, гипокалиемии, гипохлоргидрии (синдром Вернера-Моррисона). Повышенная секреция ВИП приводит к профузной водянистой диарее (>3 л/сут), приводящей к потере калия и дегидратации. Подобный синдром был описан для островковоклеточных опухолей, секретирующих простагландин E1. Ко времени обнаружения эти опухоли зачастую достигают больших размеров и метастазируют. В случаях доказанного повышения в сыворотке ВИП необходимо тщательное проведение хирургического обследования и выполнение интраоперационного УЗИ. Более чем 50% ВИПом являются злокачественными. Для определения локализации новообразования может использоваться селективный венозный забор крови. Однако эта процедура используется редко, поскольку селективное интраартериальное введение кальция позволяет более точно определить локализацию ВИПом. Лечение состоит в первую очередь в возмещении потерянной жидкости и коррекции электролитных нарушений. Диарея зачастую внезапно прекращается после внутривенного введения октреотида. При выявлении одиночного образования рекомендуется выполнение резекции поджелудочной. При метастатическом поражении использование октреотида зачастую позволяет практически нивелировать симптоматику заболевания. Химиотерапия с использованием стрептозотоцина и фторурацила позволяет добиться ремиссии у 90% пациентов с отдаленными метастазами.

Глюкагонома

Обычно глюкагономы располагают в теле или хвосте поджелудочной и к моменту диагностики достигают больших размеров. Большинство нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы такого типа являются злокачественными, метастазируют ко времени проведения диагностической операции. Классическими проявлениями заболевания являются умеренный диабет и характерная кожная сыпь, названная некролитической мигрирующей эритемой. Она располагается в областях, подвергающихся местной травматизации и раздражению, таких как промежность, периоральная область, голени, стопы и руки. Уровень глюкагона в сыворотке натощак обычно выше 500 пг/мл с одновременным повышением базального уровня инсулина. Для борьбы с диабетом и сыпью рекомендуется резекция или удаление поджелудочной железы. Для коррекции гипергликемии и сыпи у пациентов с метастатической, нерезектабельной или нерадикально прооперированной опухолью может использоваться октреотид.

Соматостатинома

Эта редкая опухоль характеризуется неопределенной симптоматикой. Она обычно располагается в головке поджелудочной, и ее первые клинические проявления зачастую бывают обусловлены метастазированием. Существует форма заболевания, которая неплохо поддается лечению, характеризующаяся образованием мелких опухолей двенадцатиперстной кишки. Симптомы соматостатиномы обычно являются неспецифическими. Среди специфических симптомов следует отметить образование желчных конкрементов, стеаторею и диабет, обусловленные подавляющим эффектом соматостатина на моторику органов ЖКТ и секрецию гормонов. Обычно наблюдается значительное повышение сывороточного уровня соматостатина. При возможности радикального лечения показано проведение резекции или удаление поджелудочной железы, однако радикальные операции выполняют редко.

Нефункционирующие островковоклеточные опухоли

Нефункционирующие островковоклеточные опухоли составляют менее 25% от всех нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. Они обычно располагаются в головке железы и в 90% наблюдений являются злокачественными. Клинические проявления обычно бывают обусловлены прогрессирующим злокачественным ростом опухоли. Они обычно представлены неопределенной болью в животе, потерей массы тела и механической желтухой. При таких опухолях рекомендуется? резекция или даже удаление органа. Хирургическое лечение часто требуется для проведения декомпрессии желчевыводящих путей и устранения непроходимости выходного отдела желудка. Пятилетняя выживаемость — 40%, поскольку новообразование отличается относительно медленным ростом.



Источник: http://surgeryzone.net/onkologia/nejroendokrinnye-opuxoli-podzheludochnoj-zhelezy.html

Нейроэндокринный рак поджелудочной железы

Данные новообразования встречаются довольно редко. Считается, что ежегодно выявляют 5 новых случаев заболевания на 1 млн населения. Эндокринные опухоли поджелудочной железы развиваются из гребешковых нервных клеток, получивших название APUD-системы, а сами опухоли иногда называют апудомами. Большинство из них (свыше 80 %) являются гормонально-активными, т. е. выделяют в кровь один или несколько гормонов и проявляются специфической клинической картиной.

Наиболее часто встречающимися нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы являются инсулинома (70-75 % больных) и гастринома (20-30 % больных). Существенно реже встречаются другие типы гормонально-активных новообразований — глюкагонома, випома (опухоль, продуцирующая вазоинтестинальный полипептид), соматостатинома и др. У некоторых больных наблюдают множественную эндокринную неоплазию (МЭН) — одновременное поражение нескольких эндокринных желез. Сочетание опухолей поджелудочной железы с новообразованиями паращитовидных желез и гипофиза получило название синдрома МЭН-1. Иногда при этом синдроме наблюдают также опухоль надпочечников.

Всем эндокринным опухолям свойственно примерно одинаковое гистологическое строение. Обычно опухоли имеют альвеолярное или трабекулярное строение. Лишь с помощью иммуногистохимического исследования удается точно определить вид опухоли по выделяемому ею гормону. Нередко опухоль, помимо основного гормона, обусловливающего клинику болезни, выделяет другие гормоны, содержание которых в крови обычно не повышено. Около 40 % апудом являются злокачественными и характеризуются локальной инвазией опухоли в окружающие органы и ткани, метастазированием в отдаленные органы (печень, легкие, кости и т. п.) и регионарные лимфатические узлы. Установить злокачественную природу новообразования с помощью микроскопического исследования весьма сложно. Единственным надежным критерием является инвазия опухоли в кровеносные и лимфатические сосуды. Следует также подчеркнуть, что метастазы апудом также обладают гормональной активностью.

Этиология нефункционирующих опухолей не известна, хотя у части из них (наиболее часто при злокачественных формах и при синдроме Вермера) выявлены мутации в 11-й паре хромосом. Патогенез и клинические проявления заболеваний обусловлены гиперпродукцией того или иного гормона.



Набор инструментальных методов исследования для всех нейроэндок-ринных опухолей поджелудочной железы одинаков: УЗИ, КТ с внутривенным усилением и селективная ангиография (целиакография и верхняя ме-зентерикография). Чувствительность указанных способов исследования зависит прежде всего от размеров новообразования. Все указанные методы наиболее информативны при опухолях диаметром более 1,5-2 см и лишь в редких случаях — 0,3-0,5 см.

Выбор метода лечения зависит от конкретного вида опухоли и ее распространенности (при злокачественной природе новообразования).

Инсулинома развивается из р-клеток островков поджелудочной железы. Женщины страдают несколько чаще мужчин. Болезнь может возникать в любом возрасте, однако пик заболеваемости приходится на 4-6-е десятилетие жизни.

Патогенез заболевания обусловлен избыточной продукцией инсулина опухолевой тканью, в связи с чем при больших интервалах в приемах пищи и после физической нагрузки резко снижается концентрация глюкозы в крови, возникают приступы гипогликемии и усиливается глюконеогенез. Выраженная гипогликемия при длительном течении заболевания приводит к нарушению энергетических процессов в головном мозге, а позже и в подкорковых структурах головного мозга, стимуляции выброса катехоламинов.

Патологическая анатомия. У 90 % больных инсулиномы бывают одиночными и с одинаковой частотой локализуются в головке, теле и хвосте поджелудочной железы. В редких случаях наблюдают внепанкреатическую локализацию — в стенке желудка, двенадцатиперстной кишки, желчного пузыря, воротах селезенки. Образование бурого, вишневого или желто-серого цвета обычно имеет небольшие размеры — 0,5-1,5 см, что существенно затрудняет обнаружение ее до операции и при интраоперационной ревизии. Примерно у 1 % больных причиной гиперинсулинизма является не дискретная опухоль, а микроаденоматоз островкового аппарата поджелудочной железы. Частота злокачественной трансформации инсулином достигает%.



Клиническая картина и диагностика. Характерными клиническими признаками инсулиномы является триада Уиппла: симптомы выраженной гипогликемии натощак, снижение уровня глюкозы в крови ниже 2,2 ммоль/л, быстрое купирование симптомов гипогликемии после приема сладкой пищи или внутривенного введения концентрированного раствора глюкозы. Симптомы, обусловленные гипогликемией, можно разделить на две группы: 1) вызванные выбросом катехоламинов (тремор, слабость, тахикардия, потливость, чувство голода); 2) нейрогликопенические (спутанность сознания, нарушение ориентации во времени и пространстве, ухудшение памяти, апатия, психопатологические изменения личности, эпилептиформные судороги вплоть до развития комы). Наиболее тяжелым состоянием является ги-погликемическая кома, для которой характерны потеря сознания, арефлексия, мышечная гипотония, мидриаз, поверхностное дыхание. Длительное коматозное состояние может привести к необратимым процессам в головном мозге и смерти.

Зачастую больные сами предчувствуют время наступления приступа гипогликемии и принимают пищу, богатую углеводами. Вследствие этого у большинства из них развивается алиментарное ожирение, нередко достигающее крайних степеней.

Диагностика инсулиномы базируется на основании характерных клинических признаков гипогликемии и триаде Уиппла. Для дифференциальной диагностики с другими патологическими состояниями, вызывающими приступы гипогликемии (надпочечниковая недостаточность, гипопитуитаризм, прием сульфонамидов и т. д.), используют пробу с 72-часовым голоданием’ В этот период разрешен прием воды или несладкого чая. У пациентов с ин-сулиномой при этом развиваются характерные признаки гипогликемии, в большинстве случаев уже в течение первых суток наблюдения. На высоте приступа определяют содержание уровня глюкозы, С-октапептида и иммунореактивного инсулина в крови. Отмечается значительное снижение уровня глюкозы, повышение концентрации инсулина и С-октапептида в крови. У больных с симптоматической гипогликемией уровень С-октапептида в крови не изменяется.

Чувствительность рутинного ультразвукового исследования при инсули- номе — около 30 %, компьютерной томографии — 50 %, селективной ангиографии — 75 %, эндоскопического УЗИ%, интраоперационного УЗИ — около 100 %.

Из других инструментальных способов исследования для диагностики инсулином (при негативном результате вышеуказанных методов) применяется чреспеченочный забор крови из воротной вены и различных отделов селезеночной вены. Исследование проводят в ангиографическом кабинете. Под контролем УЗИ пунктируют правую ветвь воротной вены и далее с помощью проводника продвигают катетер в указанные вены. Пробы крови для определения уровня иммунореактивного инсулина берут на разных уровнях селезеночной вены. Наиболее высокая концентрация его в одной из проб указывает на зону расположения инсулиномы. Этот участок поджелудочной железы наиболее тщательно исследуют при интраоперационной ревизии.



В последнее время для ориентировочной топической диагностики инсулином берут кровь из печеночных вен после внутриартериальной стимуляции на различных отделах поджелудочной железы раствором глюконата кальция с последующим определением в пробах крови концентрации иммунореактивного инсулина и С-октапептида. Суть метода заключается в следующем. Вначале производят селективную ангиографию поджелудочной железы. Затем через бедренную вену устанавливают катетер в правой печеночной вене и берут первую пробу крови. Через артериальный катетер, продвигаемый последовательно в различные отделы селезеночной артерии, желудочно-поджелудочной и верхней брыжеечной артерий, вводят раствор глюконата кальция. Известно, что ионы кальция являются универсальным стимулятором активности всех нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. После введения порции глюконата кальция берут кровь из печеночной вены. Пик концентрации инсулина в одной из проб указывает на ориентировочную зону расположения опухоли. Чувствительность данного метода в сочетании с селективной ангиографией достигает 98 % и более.

Если же при двух последних методах исследования нет отчетливого градиента концентрации инсулина, а при других традиционных инструментальных способах опухоль не выявляется, следует думать о микроаденоматозе как причине органического гиперинсулинизма.

Лечение только хирургическое. При небольших опухолях выполняют энуклеацию, при крупных — дистальную резекцию поджелудочной железы. При злокачественных новообразованиях оперативное вмешательство проводят по онкологическим принципам, удаляя по возможности не только метастазы в регионарные лимфатичесие узлы, но и из печени. При неоперабельных опухолях в качестве противоопухолевого средства используют стрептозотоцин, который довольно эффективен при нейроэндокринных опухолях поджелудочной железы. При микроаденоматозе операцией выбора является субтотальная резекция железы.

Прогноз у больных с доброкачественной инсулиномой благоприятный. При злокачественных ее формах пятилетняя переживаемость достигает 60 % и более.

Гастринома (не-бетаклеточная аденома поджелудочной железы, синдром Золлингера-Эллисона) — вторая по частоте после инсулиномы опухоль в структуре нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. Считается, что у 0,1 % больных с дуоденальной язвой и у 2 % лиц с рецидивными язвами после стандартных операций, выполненных по поводу язвенной болезни двенадцатиперстной кишки, причиной их страдания является гастринома. Болезнь обычно развивается в возрастелет, несколько чаще наблюдается у лиц мужского пола. Примерно у 30 % больных с синдромом Золлингера-Эллисона выявляется множественная эндокринная неоплазия (синдром Вернера).



Патогенез заболевания, обусловливающий клинические проявления данного недуга, связан с гиперпродукцией гастрина опухолью. Вследствие этого возникает выраженная гиперсекреция соляной кислоты, что в конечном итоге приводит к язвенному поражению двенадцатиперстной кишки, желудка, тощей кишки. Кроме того, огромный объем кислого желудочного сока, поступающий в тощую кишку, приводит к усилению перистальтики кишечника и ингибиции липазной активности сока поджелудочной железы, что у части больных проявляется в виде довольно тяжелой диареи.

Патологическая анатомия. Макроскопически гастринома представляет собой узел без четкой капсулы, желтовато-серого или серо-бурого цвета, размерами от нескольких миллиметров до 3 см и более в диаметре. Средние размеры опухоли поджелудочной железы — около 1 см. Почти у половины больных наблюдается внепанкреатическая локализация гастрином, наиболее часто в стенке двенадцатиперстной кишки, гораздо реже в стенке желчного пузыря, желудка, в печени, селезенке. Дуоденальные гастриномы практически всегда являются множественными, расположены в подслизи-стом слое кишки и имеют малые размеры (1-3 мм).

Следует разделять гастриномы спорадические, которые практически всегда являются солитарными и значительно чаще локализуются в поджелудочной железе, и наследственные, являющиеся компонентом синдрома Вермера. Последние, как правило, являются множественными и у половины больных локализуются в двенадцатиперстной кишке. Злокачественные гастрины поджелудочной железы составляют около 60 %, гастриномы двенадцатиперстной кишки — не более 5 %. Примерно у 5 % больных причиной развития синдрома Золлингера-Эллисона является диффузный микроаденоматоз поджелудочной железы.

Клиническая картина и диагностика. Клинические проявления гастриномы обусловлены гиперсекрецией соляной кислоты, вызванной гипергастринемией. У 90 % больных отмечается язвенное поражение верхних отделов пищеварительного тракта. Наиболее часто язва локализуется в двенадцатиперстной кишке и в отличие от истинной язвенной болезни довольно часто — в постбульбарном отделе. Реже изъязвление обнаруживают в желудке и пищеводе. Специфическим считается язвенное поражение проксимального отдела тощей кишки. Для синдрома Золлингера-Эллисона характерно торпидное течение, рефрактерность к медикаментозной терапии и стандартным методам оперативного лечения язвенной болезни. Более чем у половины больных развиваются тяжелые осложнения, наиболее частым из которых является профузное кровотечение, реже — перфорация язвы и пилородуоденальный стеноз. У 40 % пациентов отмечается выраженная диарея, причем у 10 % она протекает без язвенного поражения верхних отделов желудочно-кишечного тракта. При злокачественных гастриномах с метастазами в отдаленные органы выявляются общие признаки онкологического заболевания — общая слабость, утомляемость, снижение массы тела, анорек-сия и т. п.

Диагностика синдрома Золлингера-Эллисона трудна. Рентгенологическое и эндоскопическое исследования имеют малую диагностическую ценность, так как при этом обнаруживают язвы в верхних отделах желудочно-кишечного тракта, как при истинной язвенной болезни. Правда, при гормональной природе язвенной болезни размеры изъязвления более значительны, характерны также «низкие» постбульбарные язвы, гипертрофированные складки слизистой оболочки желудка.



При исследовании желудочной секреции с гистамином или пентагастри-ном обращает на себя внимание высокая базальная продукция свободной соляной кислоты (обычно свыше 15 ммоль/ч) и отсутствие выраженного увеличения дебита кислоты после введения стимулятора. Это объясняется тем, что обкладочные клетки желудка постоянно находятся под мощным эндогенным гастриновым воздействием и не в состоянии ответить адекватно на введенный стимулятор.

Уровень иммунореактивного гастрина в крови у больных с синдромом Золлингера-Эллисона существенно повышен и обычно превышает 500 пг/мл (верхняя граница нормы пг/мл). Для верификации гормональ¬ной природы язвы при уровне гастрина в кровипг/мл необходимо провести специальные провокационные тесты. Для этой цели используют пробу с секретином или с раствором глюконата кальция. После внутривенного введения секретина в дозе 2 ед. на 1 кг массы тела концентрация гастрина в крови увеличивается более чем на 200 пг/мл, или на 50 % от исходного уровня. Инфузия 10 % раствора глюконата кальция в течение 3 ч вызывает более чем двукратное увеличение уровня гастрина в крови к концу исследования.

Необходимо отметить, что сочетание гипергастринемии с гиперацидностью желудочного сока может наблюдаться при гиперплазии G-клеток антрального отдела желудка (псевдосиндром Золлингера-Эллисона), язвенном пилородуоденальном стенозе, оставленном участке антрального отдела над культей двенадцатиперстной кишки после резекции желудка по Бильрот П. Секретиновый и кальциевый тесты специфичны только для синдрома Золлингера-Эллисона и не наблюдаются ни при одном из вышеуказанных состояний. Для подтверждения диагноза псевдосиндрома Золлингера-Эллисона используют тест с мясной нагрузкой. После приема 150 г мяса отмечается более чем двукратное повышение уровня гастрина в крови. При истинном синдроме Золлингера-Эллисона, пилородуоденальном стенозе и оставленном антральном отделе после резекции желудка по Бильрот-П уровень гастрина в крови существенно не меняется.

Ультразвуковое исследование в топической диагностике гастрином малоинформативно. Визуализировать удается лишь опухоли достаточно больших размеров (более 1,5-2 см). Вместе с тем этот метод весьма эффективен в диагностике метастазов в печени. Чувствительность компьютерной томографии с внутривенным усилением достигает% при панкреатических опухолях. При дуоденальных гастриномах из-за их малых размеров данное исследование неэффективно.

Более информативными считаются эндоскопическое ультразвуковое исследование и селективная ангиография. Чувствительность данных методов достигает%.



В последние годы для ориентировочной топической диагностики гастрином применяется забор крови из печеночных вен после селективной внут-риартериальной стимуляции различных отделов поджелудочной железы раствором глюконата кальция и последующим определением концентрации гастрина в пробах крови. Однако с помощью данной методики довольно трудно отдифференцировать дуоденальные гастриномы от гастриномы головки поджелудочной железы.

Лечение. Хирургическое лечение преследует две цели — удаление опухоли, которая является потенциально злокачественной, и подавление желудочной секреции как основной причины язвообразования и развития тяжелых осложнений. Показанием к хирургическому вмешательству являются спорадические гастриномы без массивных отдаленных метастазов. Во время ревизии пальпаторно определить опухоль удается далеко не всегда вследствие малых размеров и обширных спаек после операций на желудке. К сожалению, до% больных, которым выполняется операция по поводу синдрома Золлингера-Эллисона, ранее перенесли то или иное оперативное вмешательство (а иногда и несколько) в связи с предполагавшейся язвенной болезнью. В этих ситуациях помогает интраоперационное ультразвуковое исследование, хотя его эффективность ниже, чем при обнаружении инсулином.

Для обнаружения гастрином в двенадцатиперстной кишке используют трансиллюминацию стенки кишки с помощью эндоскопа. При небольших опухолях производят энуклеацию их, при крупных новообразованиях или злокачественных гастриномах производят, в зависимости от их локализации, дистальную резекцию поджелудочной железы или панкреатодуоденальную резекцию.

Если же имеется метастатическое поражение печени, а опухоль технически удалима, наряду с резекцией железы выполняют и удаление метастазов или резекцию печени.

Гастриномы двенадцатиперстной кишки удаляют в пределах здоровых тканей. Лечение оставшихся или неудалимых метастазов в печени производят по общим принципам терапии вторичных опухолей печени. Гастриномы двенадцатиперстной кишки удаляют в пределах здоровых тканей.

При диффузном микроаденоматозе железы, наследственном характере заболевания (синдром Вермера), учитывая множественный характер новообразований как в поджелудочной железе, так и в двенадцатиперстной кишке, обычно применяют медикаментозное лечение. Препаратами выбора являются блокаторы протонной помпы (омепразол) или блокаторы Н2-гистаминовых рецепторов (ранитидин, фамотидин). Дозировка этих препаратов обычно должна быть в 2-3 раза больше, чем при лечении истинной язвенной болезни двенадцатиперстной кишки. Однако в последние годы появились сообщения об успешном оперативном лечении больных с синдромом Вермера с помощью дистальной резекции поджелудочной железы, энуклеации видимых узлов из головки железы в сочетании с локальным иссечением мелких гастрином из двенадцатиперстной кишки.

Ранее операцией выбора в лечении синдрома Золлингера-Эллисона была гастрэктомия, направленная на предотвращение язвообразования и обусловленное этим развитие профузных желудочно-кишечных кровотечений, которые и до сих пор являются основной причиной смерти больных с этим заболеванием. В настоящее время эта операция применяется лишь при неэффективности медикаментозной терапии.



Прогноз. При спорадических доброкачественных гастриномах в случае их полного удаления и при синдроме Вермера 5-летняя переживаемость дости¬гает% и более. При удаленной первичной опухоли и комплексном лечении метастазов в печени 5-летний срок переживают до 50 % больных. Химиотерапия (стрептозотоцин, доксорубицин, 5-фторурацил) и иммунотерапия (интерферон) при злокачественных гастриномах не продлевает существенно жизнь пациентов.

Випома (панкреатическая холера, синдром Вернера-Моррисона) является очень редкой опухолью, развивающейся из 8-клеток островков поджелудочной железы. Болезнь поражает лица молодого и зрелого возраста, иногда (в 10 % случаев) развивается и у детей младше 10 лет. Мужчины и женщины страдают с одинаковой частотой. Подавляющее большинство опухолей солитарные и обычно локализуются в теле или хвосте поджелудочной железы. Множественные випомы или диффузный микроаденоматоз наблюдаются редко. К моменту постановки диагноза опухоль обычно достигает достаточно больших размеровсм. Примерно% випом являются злокачественными.

Этиология. Клинические проявления болезни связаны с избыточной продукцией вазоактивного интестинального полипептида, который стимулирует аденилциклазную активность эпителиальных клеток тонкой кишки. В результате происходит увеличение секреции воды и натрия в просвет кишечника при одновременном торможении процессов их обратного всасывания. В итоге развивается выраженная водная диарея потерей больших объемов воды и электролитов, преимущественно калия.

Клиническая картина. Основной жалобой больных является профузная диарея, достигающая в острый период болезни 5 л в сутки. Суточная потеря калия со стулом составляет около 300 ммоль, что в 20 раз превышает показатель физиологической потери. Со стулом выделяется большое количество бикарбоната, что приводит к тяжелому метаболическому ацидозу. У некоторых больных отмечаются схваткообразные боли в животе. В ряде случаев диарея может быть интермиттирующей, что связано с периодическим усилением выброса вазоинтестинального полипептида, однако полностью она не исчезает. Традиционные средства для лечения банальной диареи неэффективны. Довольно быстро развиваются обезвоживание, снижение массы тела и клинические признаки, характерные для дисэлектролитемии (гипокалиемии, гипонатриемии).

Дифференциальный диагноз проводится с рядом заболеваний, сопровождающихся тяжелой диареей: неспецифическим язвенным колитом, карциноидным синдромом, синдромом Золлингера-Эллисона, медуллярным раком щитовидной железы, различными кишечными инфекциями и др.



В анализах крови обнаруживают повышение уровня гемоглобина, числа эритроцитов за счет гемоконцентрации, умеренное ускорение СОЭ. В ионограмме отмечается снижение уровня калия и натрия. При исследовании ионограммы у всех больных выявляют метаболический ацидоз. Специфическим признаком випомы является повышение уровня вазоактивного интестинального полипептида свыше 150 пг/мл. Опухоль имеет достаточно большие размеры, поэтому чувствительность традиционных методов инструментального исследования достаточно высока и достигает% и более. Лечение випом поджелудочной железы оперативное. В зависимости от локализации опухоли производят либо обширную дистальную резекцию поджелудочной железы, либо панкреатодуоденальную резекцию. По возможности стремятся удалить метастазы из печени (если они имеются), что является неплохой паллиативной мерой для уменьшения диареи. При неоперабельных опухолях применяют синтетические аналоги соматостатина (сандостатин, октреотид). Это позволяет снизить потери воды и электролитов со стулом и облегчает коррекцию водно-электролитных расстройств. В качестве химиотерапевтических средств используют стрептозотоцин и дакарбазин.

Прогноз при доброкачественных новообразованиях, если они были полностью удалены, благоприятный. У большинства больных со злокачественными випомами рассчитывать на излечение не приходится, хотя в целом отдаленные результаты у них гораздо лучше, чем у больных раком поджелудочной железы.

Глюкагонома (опухоль Маллисона), так же как и випома, встречается очень редко. Она развивается из ос-клеток островков поджелудочной железы и обычно встречается у лиц молодого и зрелого возраста, женщины страдают в 2-3 раза чаще мужчин. Опухоль чаще локализуется в теле и хвосте поджелудочной железы. К моменту установления диагноза она обычно достигает больших размеров — свыше 5 см. Более 70 % глюкагоном являются злокачественными.

Патогенез различных морфологических и функциональных изменений, происходящих в организме больного, обусловлен гиперглюкагонемией. Избыточное количество глюкагона воздействует прежде всего на печень, вызывая гликогенолиз, глюконеогенез и кетогенез, т. е. оказывает контринсу-лярное действие. Кроме того, при этом происходит ингибиция гликолиза и липогенеза. Усиление гликогенолиза, глюконеогенеза приводит к умеренной гипергликемии и снижению уровня аминокислот в крови, мышечной ткани и печени. За счет усиленного липолиза наблюдаются уменьшение общей массы жировой ткани, снижение массы тела и дефицит жирорастворимых витаминов в организме больного. Именно катаболическим действием глюкагона и обусловлены основные клинические проявления заболевания.

Клиническая картина. В клинической картине глюкагономы наиболее характерными признаками являются мигрирующий неполитический дерматит, глоссит, стоматит, вульвовагинит, флеботромбоз глубоких вен ног, осложняющийся у каждого четвертого пациента эмболией легочной артерии. Более чем у 80 % больных обнаруживают нарушение толерантности к глюкозе, хотя клинически значимые состояния встречаются редко. У подавляющего большинства больных отмечается значительный дефицит массы тела.



Диагностика глюкагоном основывается на данных исследования уровня глюкагона в крови. Обычно у этих больных он превышает 500 пг/мл при верхней границе нормы 120 пг/мл. Топическая диагностика глюкагоном с помощью стандартных методов инструментального исследования обычно не представляет больших сложностей в связи со значительными размерами опухолей.

Лечение глюкагоном хирургическое. Учитывая высокую частоту злокачественных форм, оперативное лечение проводят по онкологическим принципам, как при раке поджелудочной железы. Резекционные способы рекомендуются даже при крупных опухолях и метастатическом поражении печени, так как значительное уменьшение опухолевой массы как первичной опухоли, так и ее метастазов оказывает значительный клинический эффект — улучшается самочувствие, больные начинают прибавлять в массе тела, уменьшается степень выраженности поражений кожных покровов и слизистых оболочек, нормализуется уровень глюкозы в крови. При запущенных опухолях с этой же целью используют синтетические аналоги соматостатина. Химиотерапию проводят стрептозотоцином и дакарбазином.

Прогноз у большинства больных с глюкагономой неблагоприятный. Однако если опухоль была удалена полностью и нет отдаленных метастазов, у ряда больных можно рассчитывать на излечение.

Нефункционирующие нейроэндокринные опухоли составляют% среди всех нейроэндокринных новообразований поджелудочной железы. Они не секретируют в кровь каких-либо гормонов, в связи с чем не наблюдается специфической симптоматики. Иногда у этих больных наблюдают повышение уровня панкреатического полипептида в крови. Около 90 % не-функционирующих островковоклеточных опухолей являются злокачественными и обычно локализуются в головке поджелудочной железы. Клиника заболевания практически не отличима от таковой при раке — боли в эпигаст-ральной области, механическая желтуха, снижение массы тела. Лишь после гистологического исследования удаленной опухоли устанавливают ее нейроэндокринную природу. Лечение хирургическое. Операции выполняют по онкологическим принципам. Результаты оперативного лечения значительно лучше, чем при протоковом раке поджелудочной железы — 5-летняя пережи-ваемость достигает 50 %. Для химиотерапии используют те же препараты, что и при гормонально-активных новообразованиях.

Источник: http://whiteclinic.ru/bolezni-zheludochno-kishechnogo-trakta/neyroendokrinnie-opucholi



Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы

Нейроэндокринные опухоли поджелудочной железы встречаются довольно редко. Считается, что ежегодно выявляют 5 новых случаев заболевания на 1 млн населения. Эндокринные опухоли поджелудочной железы развиваются из гребешковых нервных клеток, получивших название APUD-системы, а сами опухоли иногда называют апудомами. Большинство из них (свыше 80 %) являются гормонально-активными, т. е. выделяют в кровь один или несколько гормонов и проявляются специфической клинической картиной. Значительно реже островковоклеточные опухоли протекают без гиперпродукции того или иного гормона и поэтому не имеют характерных клинических признаков. В этих случаях диагноз устанавливают только на основании морфологического исследования удаленного новообразования.

Наиболее часто встречающимися нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы являются инсулинома (70-75 % больных) и гастринома (20-30 % больных). Существенно реже встречаются другие типы гормонально-активных новообразований — глюкагонома, випома (опухоль, продуцирующая вазоинтестинальный полипептид), соматостатинома и др. У некоторых больных наблюдают множественную эндокринную неоплазию (МЭН) — одновременное поражение нескольких эндокринных желез. Сочетание опухолей поджелудочной железы с новообразованиями паращитовидных желез и гипофиза получило название синдрома МЭН-1. Иногда при этом синдроме наблюдают также опухоль надпочечников.

Всем эндокринным опухолям свойственно примерно одинаковое гистологическое строение. Обычно опухоли имеют альвеолярное или трабекулярное строение. Лишь с помощью иммуногистохимического исследования удается точно определить вид опухоли по выделяемому ею гормону. Нередко опухоль, помимо основного гормона, обусловливающего клинику болезни, выделяет другие гормоны, содержание которых в крови обычно не повышено. Около 40 % апудом являются злокачественными и характеризуются локальной инвазией опухоли в окружающие органы и ткани, метастазированием в отдаленные органы (печень, легкие, кости и т. п.) и регионарные лимфатические узлы. Установить злокачественную природу новообразования с помощью микроскопического исследования весьма сложно. Единственным надежным критерием является инвазия опухоли в кровеносные и лимфатические сосуды. Следует также подчеркнуть, что метастазы апудом также обладают гормональной активностью.

Этиология нефункционирующих опухолей не известна, хотя у части из них (наиболее часто при злокачественных формах и при синдроме Вермера) выявлены мутации в 11-й паре хромосом. Патогенез и клинические проявления заболеваний обусловлены гиперпродукцией того или иного гормона.

Набор инструментальных методов исследования для всех нейроэндок-ринных опухолей поджелудочной железы одинаков: УЗИ, КТ с внутривенным усилением и селективная ангиография (целиакография и верхняя ме-зентерикография). Чувствительность указанных способов исследования зависит прежде всего от размеров новообразования. Все указанные методы наиболее информативны при опухолях диаметром более 1,5-2 см и лишь в редких случаях — 0,3-0,5 см.



Выбор метода лечения зависит от конкретного вида опухоли и ее распространенности (при злокачественной природе новообразования).

Инсулинома поджелудочной железы

Инсулинома развивается из р-клеток островков поджелудочной железы. Женщины страдают несколько чаще мужчин. Болезнь может возникать в любом возрасте, однако пик заболеваемости приходится на 4-6-е десятилетие жизни.

Патогенез заболевания обусловлен избыточной продукцией инсулина опухолевой тканью, в связи с чем при больших интервалах в приемах пищи и после физической нагрузки резко снижается концентрация глюкозы в крови, возникают приступы гипогликемии и усиливается глюконеогенез. Выраженная гипогликемия при длительном течении заболевания приводит к нарушению энергетических процессов в головном мозге, а позже и в подкорковых структурах головного мозга, стимуляции выброса катехоламинов.

Патологическая анатомия. У 90 % больных инсулиномы бывают одиночными и с одинаковой частотой локализуются в головке, теле и хвосте поджелудочной железы. В редких случаях наблюдают внепанкреатическую локализацию — в стенке желудка, двенадцатиперстной кишки, желчного пузыря, воротах селезенки. Образование бурого, вишневого или желто-серого цвета обычно имеет небольшие размеры — 0,5-1,5 см, что существенно затрудняет обнаружение ее до операции и при интраоперационной ревизии. Примерно у 1 % больных причиной гиперинсулинизма является не дискретная опухоль, а микроаденоматоз островкового аппарата поджелудочной железы. Частота злокачественной трансформации инсулином достигает%.

Клиническая картина и диагностика. Характерными клиническими признаками инсулиномы является триада Уиппла: симптомы выраженной гипогликемии натощак, снижение уровня глюкозы в крови ниже 2,2 ммоль/л, быстрое купирование симптомов гипогликемии после приема сладкой пищи или внутривенного введения концентрированного раствора глюкозы. Симптомы, обусловленные гипогликемией, можно разделить на две группы: 1) вызванные выбросом катехоламинов (тремор, слабость, тахикардия, потливость, чувство голода); 2) нейрогликопенические (спутанность сознания, нарушение ориентации во времени и пространстве, ухудшение памяти, апатия, психопатологические изменения личности, эпилептиформные судороги вплоть до развития комы). Наиболее тяжелым состоянием является ги-погликемическая кома, для которой характерны потеря сознания, арефлексия, мышечная гипотония, мидриаз, поверхностное дыхание. Длительное коматозное состояние может привести к необратимым процессам в головном мозге и смерти.

Зачастую больные сами предчувствуют время наступления приступа гипогликемии и принимают пищу, богатую углеводами. Вследствие этого у большинства из них развивается алиментарное ожирение, нередко достигающее крайних степеней.

Диагностика инсулиномы базируется на основании характерных клинических признаков гипогликемии и триаде Уиппла. Для дифференциальной диагностики с другими патологическими состояниями, вызывающими приступы гипогликемии (надпочечниковая недостаточность, гипопитуитаризм, прием сульфонамидов и т. д.), используют пробу с 72-часовым голоданием’ В этот период разрешен прием воды или несладкого чая. У пациентов с ин-сулиномой при этом развиваются характерные признаки гипогликемии, в большинстве случаев уже в течение первых суток наблюдения. На высоте приступа определяют содержание уровня глюкозы, С-октапептида и иммунореактивного инсулина в крови. Отмечается значительное снижение уровня глюкозы, повышение концентрации инсулина и С-октапептида в крови. У больных с симптоматической гипогликемией уровень С-октапептида в крови не изменяется.

Чувствительность рутинного ультразвукового исследования при инсули- номе — около 30 %, компьютерной томографии — 50 %, селективной ангиографии — 75 %, эндоскопического УЗИ%, интраоперационного УЗИ — около 100 %.

Из других инструментальных способов исследования для диагностики инсулином (при негативном результате вышеуказанных методов) применяется чреспеченочный забор крови из воротной вены и различных отделов селезеночной вены. Исследование проводят в ангиографическом кабинете. Под контролем УЗИ пунктируют правую ветвь воротной вены и далее с помощью проводника продвигают катетер в указанные вены. Пробы крови для определения уровня иммунореактивного инсулина берут на разных уровнях селезеночной вены. Наиболее высокая концентрация его в одной из проб указывает на зону расположения инсулиномы. Этот участок поджелудочной железы наиболее тщательно исследуют при интраоперационной ревизии.

В последнее время для ориентировочной топической диагностики инсулином берут кровь из печеночных вен после внутриартериальной стимуляции на различных отделах поджелудочной железы раствором глюконата кальция с последующим определением в пробах крови концентрации иммунореактивного инсулина и С-октапептида. Суть метода заключается в следующем. Вначале производят селективную ангиографию поджелудочной железы. Затем через бедренную вену устанавливают катетер в правой печеночной вене и берут первую пробу крови. Через артериальный катетер, продвигаемый последовательно в различные отделы селезеночной артерии, желудочно-поджелудочной и верхней брыжеечной артерий, вводят раствор глюконата кальция. Известно, что ионы кальция являются универсальным стимулятором активности всех нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы. После введения порции глюконата кальция берут кровь из печеночной вены. Пик концентрации инсулина в одной из проб указывает на ориентировочную зону расположения опухоли. Чувствительность данного метода в сочетании с селективной ангиографией достигает 98 % и более.

Источник: http://www.eurolab.ua/digestive-disorders/3499/3501/29176/